Татьяна солодухина рак 33 лет бутурлиновка знакомства

НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ ИЗУЧЕНИЯ - PDF

Третий текст записали участники экспедиции года, которая была . Дочка ее идет с девоч- 32 Сказки и песни Черноземного края 33 Сказки и В русской традиции есть другие варианты превращения: рыба, рак или сокол. взяв 44 Мы выражаем огромную благодарность Татьяне Федоровне Пуховой. Татьяна Коновалова, . Mooncake — московский пост-рок-коллектив, существующий с года и заслуженно . комедия в двух дей- раки на переферии». Куцыгина) T - 33 - 32, - 73 - 93 W tragasimves.tk в .. Гвазда Бутурлиновского района при поддержке фонда « Русское. Знакомства в торжке ольга 34 года правила знакомства из моего будущего я 2 сезон 1 . татьяна солодухина рак 33 лет бутурлиновка знакомства.

Когда пойдешь за меня замуж, тогда слезу. Иногда, героиня, не имея другой возможности освободить от ужа свою одежду, сама предлагает ему замужество. Так, в тексте, записанном Б. Уж может сразу увести девушку в свое подводное царство: Ужак по речке хвостом хлыстнул, а речка разъединилася. Бывает, что в сказке не объясняется, что произошло с девушкой. Подружки пошли домой, а Машу взял ужак замуж. Но иногда попадание в подводное царство растянуто во времени. В этом случае появляется мотив посещения ужами дома девушки.

И хотя в трех воронежских вариантах нет мотива сватовства ужа как такового, который встречается в ряде русских вариантов 29 и необычайно устойчив для балтийской версии 30, но в сказке из сборника г. Маша подросла и про ужаку давно забыла. А в один день смотрят: Их видимо-невидимо и ползут к дому Маши. И та ужака приползла. Я, говорит, за тобой, Машенька. Мать в слезы, да делать нечего, надо отдавать. В сказке, записанной в г. Народные сказки, собранные сельскими учителями.

Миллера Подробнее об этом см.: Дальнейшее развитие сюжета может свидетельствовать о том, что исполнительница плохо знала данную сказку, поскольку в этом тексте девушка не становится женой ужа. Сначала мать героини прячет дочь и отваживает сватов от дома: Она влезла под печку и сидит. Уж едя с колоколами за Маней. А где же Маня? Она ушла на улицу. А уж поехал домой. Когда они пришли, начали звать ужу. При этом героиня совсем не страдает, у нее нет детей, и она не превращается в кукушку.

Однако анализ текстов из других регионов свидетельствует о том, что подобное развитие сюжета встречается в славянской традиции. Дубровица Гомельской области был записан текст, в котором героиня даже и не дает ужу обещание стать его женой, а просто убегает от реки, бросив одежду. Можно предположить, что в случае с текстом г. В пользу этого говорит и хорошее владение маленькой сказочницей словом, она свободно передает сюжет, сохраняя ряд присущих ему деталей купание на реке, ужа, заползшего в рубашку, сватовство, героиню, которая спряталась под лавкой и.

Скорее всего, четвертый воронежский текст представляет собой другую версию данного сюжетного типа, менее распространенную на славянских территориях. За несколько лет жизни в подводном царстве героиня рожает от ужа сына, или сына и дочь. Из трех воронежских текстов в двух у героини двое детей: Героиня решает навестить родных, и уж отпускает.

В отличие от эталонных прибалтийских текстов в русских вариантах, и воронежские в данном случае не исключение, нет трудных задач, которые уж задает героине.

Отсутствует и запрет называть имя ужа. Интересен текст, записанный от М. Тепляковой, в котором героиня появляется в родном доме дважды: Наука, С 9 кой на руках. Вот она у матери погостила и собирается домой. Подошла к речке и кличет: Уж вышел и взял. Мотив повторного посещения дома уникален не только для известных русских вариантов, но для всех балто-славянских сказок данного сюжетного типа. Это, безусловно, личное изобретение сказочницы, ее индивидуальное творчество.

С помощью повторения действия она создает определенное психологическое напряжение. В первый раз посещение родных завершается благополучно, во второй происходит трагедия. Уж не запрещает жене рассказывать о способе вызова его из реки. Надо отметить, что это типично для русских и вообще для восточнославянских версий данного сюжета.

В балтских версиях, именно мотив запрета называть имя ужа приводит к развернутым эпизодам выпытывания имени отца у детей. В восточнославянских вариантах выпытывания нет, иногда ребенок может сказать имя отца, но он при этом не нарушает запрета.

Для русских версий сюжета наиболее характерным является мотив, когда жена ужа сама рассказывает о способе его вызова из реки. В русских сказках ужа убивает кто-то из родителей девушки. В воронежских вариантах это мать. В одном тексте мать просто идет к реке, в другом укладывает дочь и внуков спать и только потом идет на берег и убивает ужа.

В варианте г. Подобный мотив популярен для балтийской традиции, но там уж предупреждает героиню о том, что если после вызова пена на воде будет белой, то он жив, а если красной мертв.

В имеющихся в нашем распоряжении русских вариантах такого предупреждения не встретилось. Узнав о смерти мужа, женщина превращает своих детей в птиц. Воронежские варианты едины в том, в какую птицу превращен мальчик. По воле матери он становится соловьем.

В русской традиции есть другие варианты превращения: И это довольно типично для русской традиции. Если дочь превращена в птицу, то это пташка, птичка, ласточка или крапивница.

Лучшие ролики – смотреть онлайн в высоком качестве на Rutube - Знакомства луганск богдан forum jump

Однако в русских вариантах может появиться мотив невольного предательства дочери. В этом случае ее могут превратить в крапиву или жабу Сама героиня превращается в кукушку, что характерно для большинства русских текстов. В опубликованных воронежских вариантах герой сказки царь подводного мира. В русской традиции возможны другие варианты. В большинстве сказочных текстов герой принадлежит к змееподобным персонажам, и в определенных ситуациях он способен принимать облик человека. Но есть сказки, когда по своей природе герой является человеком: Именно в таких случаях, жанровая принадлежность текста трудно определима об этом см.

В воронежских вариантах у героя нет имени, хотя в других традициях его могут звать Осип, и это довольно устойчивый вариант имени. Героиню во всех трех воронежских вариантах зовут Машей, это тоже достаточно устойчивый вариант имени, хотя в русской традиции известны сказки, где у героини другое имя или его нет вовсе. Возможно, что причина использования имени Маша связана с влиянием на текст данной сказки ее литературного переложения, сделанного Л.

Филина, этот текст был записан самим писателем 43, хотя на чем основано данное утверждение, не совсем ясно. Толстой, безусловно, был знаком с первой русской записью данной сказки, сделанной А. Эрленвейном, поскольку Альфонс Александрович по предложению Б. Чичерина поехал в организуемые Толстым сельские школы и стал учителем в Крапивенском уезде Тульской губернии.

Именно там он записал, а в г. Толстой был знаком со сборником Эрленвейна, так как переписывался с ним и после отъезда собирателя из Ясной Поляны. Можно полагать, что сказку про Машу и ужа писатель знал именно из данного источника. Собрание сочинений в 22 томах. Уж и там, и там назван Осипом; в текстах практически нет расхождений в формуле вызова. Толстой сохраняет многие мотивы из текста Эрленвейна, но перерабатывает их в соответствии с литературными традициями.

Он типичен для литовских вариантов сказки, но в русских материалах обычно отсутствует активное сопротивление девушки и ее родных замужеству; героиня может запирать дом, видя ужей-сватов в деревне, прятаться за печь или под лавку, но подмены невесты и обмана ужей, что типично для балтийских сюжетов, в русских вариантах. Определение источника фольклорных мотивов в творчестве того или иного автора влиянием литературных текстов на фольклорную традицию и. В нашем случае ряд деталей указывает на то, что текст Л.

Толстого был написан под влиянием сказки, записанной Эрленвейном. К сожалению, ни для одного из воронежских вариантов собиратели не уточнили источник сказки, исходя вероятно из того, что пожилые сказочницы знают текст только в устной версии. Однако помимо четырех опубликованных текстов в Архиве лаборатории народной культуры филологического факультета ВГУ хранится еще семь текстов Текст, записанный от Александры Тимофеевны Возниной из.

Она довольно схематичная по форме изложения, но в ней присутствуют все основные мотивы, включая сватовство ужей и окрашивание воды кровью убитого змея. Сказочница включает в текст интересные детали. Интересна и такая деталь: О смерти мужа женщина узнает, взяв 44 Мы выражаем огромную благодарность Татьяне Федоровне Пуховой за предоставленные материалы.

Очень поэтична в данном тексте и формула превращения в птиц: Ты моя дочка будешь пташечкой, а ты сынок соловейщик. Текст, записанный от Веры Ильинишны Сушковой из. Сказка сохраняет даже формулу вызова: В данном варианте женщина видит отрубленную голову мужа, плывущей по реке: При всей схематичности повествования сказочный текст сохраняет не только основные элементы сюжета и формульность, присущую данному сюжетному типу, но и психологический трагизм, свойственный этой истории.

От Федора Логиновича Семенова из того же. К сожалению, нам не известны причины, по которым сказочник рассказал два варианта одного сюжетного типа.

Однако говорить о повторной записи вряд ли. Тексты существенно различаются и формой изложения, и деталями. И в том и в другом варианте девушки отправляются купаться: Во втором варианте сказочник, описывая данный эпизод, использует первое лицо и ведет повествование от лица девушки: Прихожу домой, мамке расскажу все свое событие. И в том, и в другом случае уж приходит к девушке свататься: Различаются в сказках и формулы вызова. В одном тексте героиня зовет мужа: Надо отметить, что текст, где у героини есть не только имя, но и отчество встретился нам впервые; в известных нам русских вариантах подобное не встречается Различна и реакция героини на смерть мужа.

В одном варианте она просто ругает мать, а вот в другом дается развернутая психологическая зарисовка: Мать заплакала и говорит: У этих сказок необычная концовка. Мотив превращения в птиц есть в обоих текстах. Но, важно, что героиня появляется в доме матери без детей и только после убийства мужа, приходит на берег и вызывает их из подводного мира.

Обычно, превращение ребенка связано с тем, что он не может вместе с матерью вернуться в мир отца, а в мире матери он чужой. Здесь же дети без посторонней помощи могут пересекать границу миров, которой является река, и превращение в птиц связано с горем матери и общим сиротством персонажей.

Формула превращения в обоих текстах схожа, но в одном чуть более развернута и за счет добавления уточнений более поэтична. Так в одном варианте героиня просто говорит: Тексты записаны в один год и видимо в одной экспедиции, писали их студенты, запись, скорее всего, только рукописная во всяком случае, никаких указаний на магнитофонную запись. К сожалению, не ясно, по какой причине от одного исполнителя в рамках одной экспедиции сделано две записи разными собирателями.

Но, именно благодаря этому можно с уверенностью говорить, что Федор Логинович Семенов прекрасный ска- 45 О вариантах имени героини см. Материалы III Всероссийской научнопрактической конференции с международным участием 9 11 февраля г. Ихлас С ; Добровольская В.

Он легко модифицирует текст и явно ориентируется на слушателей, добавляя или убирая те или иные детали. Прекрасным образцом сказочной традиции является текст, записанный от Марии Тихоновны Калининой из. Сказка интересна тем, что в ней сильно индивидуальное начало, которое проявляется в авторской оценке событий и своеобразном дидактическом комментарии.

Уж угрожает украсть девушку ночью, но проявляет благородство и присылает за ней сватов днем. Но ужи находят спрятавшуюся девушку и уводят с. Однако мотив превращения реализован в данном варианте не полностью. Сама героиня в птицу не превращается, она умирает: В птиц превращаются дети героини сын, как и в большинстве вариантов, в соловья, а вот дочь в кукушку, то есть превращение в кукушку для данного сюжета доминирующий признак.

И если в нее не может превратиться героиня, то сказочница применяет данный мотив для дочери героини. Еще один текст записан от Натальи Петровны Перепелицыной из.

Девушка из простой крестьянки превращается в царскую дочь, которую отец по несторожности отдает водяным чертям: А черти водяные ему кажуть: А тогда была жена его тяжелая. Приехал царь домой, никому не сказал, что слышал. В данном тексте очень развернуто представлен мотив сватовства. Мать видит, что у дочери все есть: В сказке дается объяснение причин убийства мужа героини: В данном случае опять же реализуется мотив не терратоморфного персонажа-оборотня, а заклятого человека.

Данная сказка, безусловно, является вариацией рассматриваемого сюжета. В ней есть только два мотива, указывающих на принадлежность к СУС М это убийство зятя тещей и превращение женщины и ее ребенка в птиц. Сказочница прекрасно владеет традицией, что позволяет ей соединить два сюжетных типа не механически, а вполне органично. Безусловно отдельного внимания заслуживают песенные фрагменты, в том случае, если была сделана аудиозапись текста.

Наконец, рассмотрим текст, записанный в. В данной сказке есть мотив купания девушек и заползание ужа в рубашку одной из них, но отсутствует и предложение ужа, и согласие девушки. Ужи просто утаскивают спрятавшуюся героиню в подводное царство. Героиня прекрасно живет с мужем, и тот отпускает ее к родным. У ужа в данном тексте необычное для данного сюжета имя. В воронежских вариантах, как было отмечено выше, у героя нет имени и только в этом тексте его дано имя, которое и задействовано в формуле вызова: В сказке есть мотив превращения в птиц: Сказочница использует множество деталей, украшающих сказочный текст.

Таким образом, большинство воронежских текстов сказки о жене ужа типичны для русской традиции. Они обладают всеми основными мотива- 15 16 ми, свойственными русской версии данного сюжета. Опубликованный текст года и Н. Перепелициной, мы склонны рассматривать как самостоятельные версии данного сюжетного типа.

Несмотря на то, что основной корпус воронежских текстов представляет собой типичные варианты данной сказки, у них есть ряд особенностей. Прежде всего, речь идет о тексте, записанном от Марии Семеновны Тепляковой.

Сказочница использует упомянутый выше прием нагнетания трагизма и включение в сказку географических реалий. Особый интерес представляет то, что данный текст занимает некое пограничное положение между сказкой и этиологической легендой: Это в наших краях-то. Два других текста представляют собой типичные сказки. Это полные тексты, сказочники прекрасно владеют традицией, для них характерно соблюдение сказочного канона.

Они используют формулы вызова персонажа, формулы описания превращения и. Кербелите, более схематичен, чем два других варианта.

НАРОДНАЯ КУЛЬТУРА И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ ИЗУЧЕНИЯ

Но это не сухая передача сюжета. Она использует и сказочные формулы, и необычные, редко встречающиеся фантастические элементы, например, разделение реки пополам взмахом ужиного хвоста. Особого внимания заслуживают и сказки Федора Логиновича Семенова. Во-первых, мы имеем дело с повторной записью текста, что для жанра сказок явление не частое.

Сопоставление двух версий позволяет увидеть насколько профессионально сказочник умеет обращаться с текстом. В данном случае исполнитель легко модифицирует текст и явно ориентируется на слушателей, добавляя или убирая те или иные детали. Воронежские тексты органично входят в корпус русских сказок данного сюжетного типа и в значительной степени могут считаться каноническими вариантами.

Безусловный интерес представляет и то, что два из ряда текстов записаны в одном населенном пункте. Два текста зафиксированы в Старой Тойде, известной своими сказочными традициями, три в Нижнем Икорце и два в Старой Чигле, то есть в селах со старожильческим населением, что позволяет говорить о распространенности данного сюжетного типа сказки в воронежской традиции. Вопрос, прозвучавший в названии статьи, не совсем риторический, он требует обстоятельного, рассудительного ответа.

Конечно, эпилоговая интонация в нем задана, но за ней проступает проблема, решение которой возьмет на себя время. Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к генезису фольклора, к его жанровым метаморфозам, а также к его нынешнему состоянию. Однако разночтения возникают, когда заходит речь о малых лирических формах.

У русских это частушки, коломыйки на Украине, краковяки у поляков. Все в мире рождается по какой-то таинственной необходимости, рождается в свое время и в нужном месте. Фольклор, по словам Ф. Буслаева, зарождается на переходе от кочевого образа жизни к оседлости и землепашеству, с образованием зачатков государственности. В единой цепочке развития человеческой культуры он выделяет четыре звена, неразрывно связанных и взаимодействующих между собой: У каждого звена своя особая и первенствующая роль на том или ином этапе истории, свои ответы на запросы человеческого существования.

Язык создавал нацию, народ, мифология ориентировала людей в природном мире, а фольклор он назвал народным университетом, который, за недоступностью для народа государственных учебных заведений, давал многим поколениям уроки памяти, этики и эстетики, семейного и общественного поведения, добра и любви, отношений с землей и Отечеством. Литература знаменует собой этап личного, индивидуального творчества, превосходящий по интенсивности и техническим возможностям все предыдущие 2.

Частушка как жанр зарождается в цветущую пору развития литературы и во многом испытывает ее влияние. Частушка один из последних быть может, вообще последний по времени создания фольклорный жанр, на рождение и активное бытование которого отпущено примерно два века.

Это продукт ускоренного, взрывчатого, сорвавшегося с цепи времени, которому уже не до эпических поэм, исторических песен и сказаний, былин и сказок. Наше поколение еще было свидетелем расцвета этого жанра, но, скорее всего, оно станет очевидцем его увядания. Душа народа так потрясена развалом Советского Союза, что до сих пор не пришла в. Распался не только СССР, но и единое тело народа, обреченного выживать без надежды на долгое, незыблемое существование следствием этого распада явилась опасная поляризация социальных групп, бесконечные споры и конфликты, переполнившие СМИ и бытовую повседневность.

Как свидетельствуют факты, наиболее интенсивные периоды бытования частушек это подъемы жизненной пассионарности народа эпохи реформ, переломов, революций и войн: То есть волновые периоды, когда сотворяется какое-то окрыление человека, когда он переполнен деятельными порывами к созиданию или разрушению, когда он осознает себя свободным и ко многому способным.

Частушки прорастают и живут в плотном окружении других фольклорных жанров, словно молодой подлесок среди вековых деревьев. По своим мотивам и рождению они плод фольклорного сознания, а по форме наследие силлабо-тонического стихосложения со всеми его особенностями: А значит и частушка не могла зародиться раньше реформ, проведенных В. Тредьяковским и 18 19 М. Особенности исполнения музыка, пение, танец, хоровод, обстановка делают её жанром синтетическим, укрупняющимся в своем объеме и значении до песни, баллады или сказки.

Место частушки в жанровом репертуаре фольклора никак нельзя назвать скромным, второстепенным. Напротив, о ней можно сказать: Свой малый объем частушка компенсирует и числом, и уменьем, своей распространенностью и всеохватностью, энергией и афористической меткостью выражения. Поэтому её можно отнести к ведущим жанрам фольклора, особенно в XX веке.

Частушка любознательна и всепроникающа, словно заправский журналист или охочая до всяких новостей женщина, от которых ждут горячих сенсаций. Ильинана ней заметнее всего проступает печать индивидуальности, чем на других фольклорных жанрах. Она часто создается и исполняется одним и тем же человеком, хотя довольно быстро становится безымянной.

Общая тенденция в трансформации частушечных мотивов ослабление интереса к политике и, наоборот, усиление бытового, семейного, любовного содержания, мотивов нравственной свободы и даже вседозволенности. Эпоха постмодернизма выбила этические опоры не только в произведениях многих писателей, но даже фольклор перестает выполнять свою учительную, воспитательную функцию. Удивительно, но в частушках последних лет не осуждаются измены, двойная мораль, корыстные браки не по любви, преступные замыслы обогащения, будто народ добровольно ступил на путь саморазрушения, отринув все свои былые идеалы.

Частушка стала менее эстетичной и душевной, она прониклась рационалистическим, нередко критическим отношением к миру и даже к возлюбленному. Ласковые, нежные, сердечные признания и обращения уступают место грубым, хулительным и даже отталкивающим характеристикам ухажера: Что-то произошло в мире, и женщина является на свет не сосудом любви, а капсулой с ядом. Или все приведенные характеристики мужчин всего лишь поэтические средства, таящие необходимые значения? Частушечный диалог между парнем и девушкой зачастую склоняется к превосходству девушки над недотепойухажером, что дает ей право на измену, чем она и пользуется.

Партия в диалоге переполнена иронией, насмешками, попрёками, подковырками, 19 20 всевозможными недовольствами и гневом. Спрашивается, почему же объект такой убийственной критики остается возлюбленным?

О какой любви тут можно говорить и как можно идти замуж за такого недоноска и чурбана? Однако и лелеют, и любят, и песни для них поют, и семьи строят, и находят им совсем другие слова: Приведенные характеристики позволяют сделать вывод, что фольклор частушка прежде всего несет в себе противоположные оценки и ценности, что он стал откровеннее и менее поэтично их выражать, приближаясь в этом отношении к поп-культуре, к эстетике низа.

Говоря о поэтическом стиле частушек, С. Лазутин приводит в пример ряд эпитетов, характеризующих возлюбленного. Многие из них можно посчитать оксюморонами, так как в этих характеристиках схвачены контрастные признаки: Противоположные качества называются не по отдельности, а единой формулой, что смягчает отрицательные значения. В приведенных же нами примерах положительные и отрицательные характеристики разведены, причём отрицательных гораздо. Не свидетельствует ли это об ослаблении возвышенного, поэтизирующего восприятия мира и человека в фольклоре, о нисходящей вниз линии его развития?

Как говорится, время покажет. Однозначно положительные характеристики парня-ухажера находит в частушках М. И далее демонстрирует череду примеров, подтверждающих свою мысль: Ласкательность этих названий удваивают уменьшительные суффиксы их тут большинствочто безоговорочно подтверждает положительное отношение к избраннику.

Но тут особый случай: Мордасова исполняла свои частушки на сцене, а музыкальное сопровождение обеспечивал рядом с ней стоящий супруг-баянист. В других случаях она сдерживаться не станет и врежет по полной программе: Ой, ребята, вы ребята, Вы не стоите гроша. Однако дать волю корильным, бранным и оскорбительным характеристикам она не могла и потому, что была верна эстетике традиционного фольклора, советской культурной политике, нацеленной на положительное, высокое.

Фольклор долгое время вплоть до первой трети XIX века воспринимался образованной элитой и церковниками как темное наследие язычества, как уродливые фантазии дикого, невежественного народа, подвергался всевозможным гонениям сверху. И только благодаря трудам выдающихся русских филологов и собирателей народное творчество было осмыслено как явление культуры, равновеликое и равноправное с классикой. Двадцатый век в лице его радикальных, авангардистских сил вновь ополчился на фольклор в том числе и на русскую классику как на прибежище культурного застоя и эстетического консерватизма.

Кирова, 11 T Ресторан Ипподрома Просторный банкетный зал на мест для гостей. В подарок молодоженам катание на русской тройке. Сербская и черногорская кухня. Пешестрелецкая, б T - 22 - 73 ц www. Молодоженам гостиничный номер в подарок! Отрадное трасса М4ул. Дорожная, 69а T Трактир Банкеты, свадьбы, корпоративы до 60 чел.

Летняя площадка и веранда. Второй сольный альбом питерского музыканта с интересной фамилией Черепихо. Отдых на клубных курортах в значительной мере отличается от классического туризма, при котором клиент турфирмы получает стандартный, массовый продукт. Клубный же отдых предоставляет возможность организовывать отдых индивидуально исходя из потребностей и желания каждой семьи.

По договоренности с клубом можно переносить недели отдыха на другое время года либо пропустить отдых в одном году и прибавить эту неделю к отдыху на следующий год. Клубный отдых дает возможность его владельцу за небольшую дополнительную плату стать членом сети обменов курортами, что позволяет обменивать уже приобретенные Вами недели на отдых на другом, одном из курортов по всему миру.

Другими словами, клубный отдых — это досрочное вложение капитала и великолепный способ для предприятий и организаций решить проблему отдыха для сотрудников и их семей. Все помещения обставлены красивой мебелью и необходимой в быту техникой. И здесь Вы сами хозяева своего отдыха! Киномакс A Московский просп. Джон Харвитц, Хейден Шлоссберг. Фил Лорд, Крис Миллер. Синема Парк A Ул.